четверг, 26 декабря 2013 г.

russianny.com | news | Игорь Постнов: «У нас продолжают ломать граждан «через колено»

russianny.com | news | Игорь Постнов: «У нас продолжают ломать граждан «через колено»


Как уже сообщала официальная пресса, предстоящие избирательные кампании 2014- 2015 годов должны стать в Беларуси, со слов ее президента, демонстрацией истинной демократии. Об этом по итогам рабочей встречи с председателем ЦИК Лидией Ермошиной заявил сам Александр Лукашенко. Он  пообещал беларусам такую демократию, которую они еще не видели.
Недавний узник психиатрической клиники- витебский «врач-правдоруб» Игорь Постнов- не то с надеждой, не то с грустной иронией  воспринял обещания Лукашенко, и дал обширное интервью независимой прессе. Заголовок «Игорь Постнов: «Люди ждут той демократии, которую им обещал президент» говорил сам за себя. Прошло менее месяца, и с Игорем  вновь встретился корреспондент независимых СМИ.

- Игорь Алексеевич, еще недавно совместно с правозащитными организациями Сергей Рыжов спасал вас от цепких лап карательной психиатрии. После этого, как известно, от удушающих милицейских объятий, уже вы спасали политика. Не могли бы прокомментировать  ситуацию?
-- Вы правы, Сергей принимал активное участие в моем освобождении из клиники закрытого типа, в которую я был помещен своими коллегами прямо с рабочего места. 16 август я на собственной шкуре осознал, насколько беспомощен и  беззащитен рядовой беларус перед произволом выстроенной на его земле системой.
Сначала на улицах хватали бомжей и лиц, без определенного места жительства. Затем стали помещать в психушку хлеборобов, свозя их на госпитализацию и принудительно-добровольное кодирование от алкоголизма пачками. Войдя в раж, система решила использовать имеющиеся рычаги и для затыкания ртов несогласной массе. Начали с меня. Если бы у них все прошло как по нотам, уверен, перешли бы и к фигурам по солиднее.

- Поясните, пожалуйста.
- Перед тем, как меня закрыли «на лечение», я был на приеме у главного врача клиники с конкретными фактами нарушения законодательства о психиатрической помощи населению при госпитализации людей. Перед этим я обратился через интернет к согражданам и корреспондентам, общественникам с предложением присоединиться к предстоящему визиту к главному психиатру области. Так уж сложилось, что там я оказался один. Полагаю, это позволило моим коллегам безбоязненно принять решение о моей госпитализации. Если бы, к примеру, со мною были единомышленники,  уверен, они бы десять раз подумали, прежде чем поместить меня на принудительное лечение от «мании преследования власти».
Вообще, борьба за свои права и свободы в любой стране мира- это труд. Правда, в развитых странах с демократическими подходами к управлению и институтом общественных организаций, эту миссию берут на себя именно эти структуры. В  Беларуси, такие организации или находятся в зависимости от власти, либо в положении изгоя. Денег же на адвоката у рядового гражданина попросту нет- одно заявление может стоить до 800 тысяч рублей! Многим это не по карману.
Не все выдерживают путь борца за собственные права, и соглашаются с бесправием, молча. Но есть и иные, которые либо устали бояться, либо настолько свободолюбивы и отчаянны, что открыто противостоят насилию со стороны государства. Одним из таких борцов является и Сергей Рыжов. То, что случилось с ним в милицейском заведении, ни в какое сравнения  не идет с произошедшим со мною.
Я- врач, общественник. Он- политик, руководитель партии и движения, выдвигал свою кандидатуру на пост главы государства в 2010-м году, занимается правозащитной деятельностью, публицист и блогер. Не смотря на это, и он оказался бесправным перед репрессивной системой. Его не только, как он считает, неправомерно задержали, но и поместили в медицинский вытрезвитель. Там- зверски избивали, вынудили поставить подписи под заготовленными протоколами, и выпихнули на улицу среди ночи, оставив в состоянии угрозы для жизни и без должной медицинской помощи. Теперь пострадавшего гражданина таскают по судам, вешая на плечи одно за одним административное правонарушение. Впереди- обвинение и по уголовным статьям.

- Вы хотите сказать, что политика можно безнаказанно избить, при этом еще и одарить административным делом? Может, к тому были основания?
- Знаете, когда коллеги трясли перед моим носом подписанным помощником прокурора города  постановлением о помещении меня на принудительное освидетельствование в психушку, а затем лишили возможности защищать себя в суде, я четко  понял эти основания- решение принимает даже не прокурор или судья. Указание дается свыше.
Касательно ситуации с Рыжовым, могу вас заверить, что я никогда не видел его в том состоянии, в котором описывают его вид производившие задержание милиционеры. С их слов, он падал, не мог передвигаться. А спустя каких-то полтора часа, когда я позвонил на его сотовый телефон, поднял трубку дежурный вытрезвителя и предложил мне его забрать. Требовалось привезти лишь штраф.
Иными словами, я говорю это как врач-нарколог, человек, который еще полтора часа назад ползал по земле, ну ни как не может быть отпущен из вытрезвителя- попросту не успеет протрезветь. Да, и сомневаюсь я в правдивости выдвинутых против Сергея обвинений.

- Почему же вы не забрали товарища из медвытрезвителя?
- Честно сказать, я не захотел один туда ехать. Наверное, сказался стресс от пребывания в закрытом отделении психбольницы, ведь, как я подумал, милиционеры могут и меня уложить рядом с ним, заявив, к примеру, что я нервно махал перед их носом руками, или оскорблял их. Попробуй потом докажи обратное! Оскорбление милиционеров и чиновников нецензурной бранью- излюбленный конек обвинения и усмирения оппонентов.

- Хорошо, Игорь, а если бы вас избили в милиции, как Сергея Рыжова, которому предстоит операция на сломанных пальцах, или как вашего коллегу-хирурга из больницы скорой медицинской помощи Дробыша, которого прямо из милицейского участка доставили на операционный стол, что бы делали Вы?
- Скажу прямо- сопротивлялся произволу доступными мне методами: обратился бы в прокуратуру, следственный комитет и в суд.
Слава Богу, меня в больнице физически не истязали. Наверное, сказалось то, что все понимали, что я там нахожусь не по назначению. Более того- работал до госпитализации там же врачом. Но для того, что бы человека сломать, или придавить, не обязательно его бить или ломать ему кости. В ХХI  веке для подчинения неугодных и их усмирения существуют иные методы. Среди них- психотропные медицинские препараты, психологическое давление со стороны врача.
Кстати, я до сих пор вспоминаю ужасные часы «профилактических» бесед своей коллеги- заведующей закрытого типа отделением №2 Васильевой, которая каждодневно внушала мне мысль о том, что я одинок, всеми брошен, забыт и у меня недавно умерла мать. Видя, что я контролирую себя, она щипала меня за руки, получая от этого хоть какое-то удовольствие. Я терпел, потому, что знал- стоит мне взорваться, как последует команда «фас!».
По выходу из «лечебницы» решение своих коллег о принудительной госпитализации и суда я пытаюсь оспорить. Не получится восстановить справедливость здесь, вынесу материалы на рассмотрение в международные инстанции. Еще до моего освобождения от «лечебной опеки», мое доверенное лицо направило в прокуратуру области заявление о совершении в отношении меня целого ряда преступлений, предусмотренных наказанием по статьям УК. К этому заявлению Сергей Рыжов приложил написанные еще в застенках мною пояснения. Заявление было отклонено как заместителем прокурора области, так и сами прокурором под вполне благовидным предлогом: по мнению юристов, выдвигаемые обвинения к группе лиц не были в достаточной степени конкретизированы. Иными словами, прокурору нужно было предоставить чуть ли не стенограмму сговора группы лиц с указанием времени, места и сказанного каждым из них. Фактически, заявителю предлагалось выполнить работу если не прокуратуры, то уж следственных органов точно.

- А что же тогда оставалось делать прокурору?
- Не знаю, наверное, как и в случае с моим помещением в психиатрическую клинику- просто подписать постановление.

- И вы бы советовали гражданам идти в те кабинеты, где их не услышат?
- Нет, я призываю добиваться слышания. Кстати, Сергей Рыжов  идет тем же путем- он доступными методами старается добиться справедливости. Правда, Сергей оказался брошенным теми правозащитными организациями, которые призваны защищать наши с вами права. Они посчитали, что в его ситуации политического подоплека нет, и отказали в помощи. Но, разве правозащитники призваны защищать права, нарушенные только по политическим мотивам? Да и где та грань, которая отделяет политику от неполитики, когда в Беларуси все, что происходит- это политика. Это равносильно тому, если я пройду мимо задыхающегося от астматического приступа человека только по тому, что в нынешнем статусе являюсь врачом-наркологом, а не терапевтом.

- Вы пробовали достучаться в международные инстанции?
- Я лично звонил в Англию к спецдокладчику ООН по Беларуси Хизер МакГилл и разговаривал с ней по ситуации с Сергеем Рыжовым. Она обещала помочь. В ее адрес были направлены все необходимые документы, ответа пока нет. К сожалению, и в правозащитном движении слишком много политики. Так что же мы хотим от местных властей, самой сущностью призванных быть внутри этой политики? Они- часть политики и инструмент ее. В ситуации с избитым политиком включились уже иные механизмы, да и защиту чести мундира ни кто не отменял.
 Но меня волнует иное: в такой ситуации, когда к тебе не придут на помощь правозащитники, с нарушением собственных прав борются на все. С одной стороны, я понимаю людей. Но, с другой стороны, мне не понятно, почему народ, который сумевший выстоять в ужасной бойне Второй мировой войны, позволяет себя так унижать, теряя при этом не только личное достоинство, но и национальную гордость?
Возможно, это следствие страха перед возможностью оказаться один на один с существующей системой. Может, это последствия советского периода, хотя в нем существовала возможность обратиться к общественности, в партийные органы. И эти обращения были действенны. Сегодня беларусы лишены и этого.

 - Поясните, пожалуйста.
- Понимаете, законодатель напринимал такие поправки в действующие ранее законы, что теперь любая жалоба на должностное лицо со стороны гражданина, в случае неподтверждения фактов, карается не просто рублем, а судебным преследованием. Фактически, люди попросту боятся жаловаться на нарушения собственных прав. Нарушает ваши права наниматель- молчишь, так как с тобою могут не перезаключить контракт. Нагрубили в исполкоме или ЖЭУ- снова молчание, так как доказать факт невозможно. Избили в милиции- вообще лучше позабыть, иначе обойдется память себе дороже. И таких обстоятельств масса.
 Услуги адвоката- заоблочны, а скудной армии правозащитников ко всем не дотянуться. Мы сегодня разрознены, каждый «варится в своей кастрюльке». Хотя, на месте Постнова, Рыжова, Дробыша и многих других жертв произвола, может оказать каждый из вас, и в любое время.
Я, к примеру, был лишен обещанных Конституцией прав, как только переступил порог психлечебницы. Меня  настолько изолировали, что я был лишен возможности не только общения с доверенным лицом и близкими, но и не имел возможности узнавать новости из печатных изданий. Мне не позволяли разговаривать по телефону. И это осознанное бесправие- самое угнетающее чувство, которое мне приходилось испытывать длительное время, ведь я был в здравом уме и памяти, все понимал.

- Где же выход из этого тупика?
- Я не политик, я врач. Но как человеку с большим опытом врачебной работы, мне видеться только один выход- это объединение всех здоровых сил гражданского общества. Более того, не стоит ожидать решение этого вопроса от политиков- не они решают реальные и насущные вопросы, а их практический 20-летний опыт объединения лишь подтверждает правоту моих слов. Проблемы должны решать сами люди и, желательно, специалисты. Это инженер рассчитывает проект, а хирург- делает операцию. У нас же все поставлено с ног на голову: хирург- правит областью, экс-директор кладбища- управляет правительством, а строитель получает звезду героя за трижды проведенную девальвацию национальной валюты.
Пока мы не поймем, что спасение в наших собственных руках, толку не будет. Система окончательно превратит нас в бесправных «бомжей» без роду и племени, не смотря на наши образование, статус гражданина и место работы.

- Игорь Алексеевич, допустим, группа граждан объединилась, что им делать дальше? Куда идти? Куда писать?
- Я предлагаю объединить людей идеей, показать им, что они- высший титул этого государства- гражданин. А уж затем, требовать от избираемых нами чиновников соблюдения наших прав. Нужно заново научиться требовать от депутатов принятия законов с человеческим лицом, от нанимателя- создание достойных условий работы, отдыха, от медицинских чиновников- обещанного социально ориентированного медицинского обслуживания. Если хотите, это будущее объединение людей и позволит создать тот народ, о котором все рассуждают, но никто его не видит. В противном случае, мы еще 120 лет будем жить в условиях «хомячковой демократии». Хотя, извиняюсь, в большинстве стран мира, даже у хомячков прав и свобод больше, чем у наших сограждан.
Попробуйте, к примеру, в Германии или Англии избить хомячка, сломать ему лапки! Вас тут же привлекут «зеленые» за нарушение закона о правах домашних животных, а суды вынесут многотысячный штраф, вплоть до уголовной ответственности! А у нас продолжают избивать политиков, ломать им пальцы, а затем обвинять в оскорблении избивавших только на основании рапорта или показания участника расправы. Иными словами, у нас продолжают ломать граждан «через колено».

Беседовал Алексей Михайлов


МАТЕРИАЛ:

1 комментарий:

  1. «Власть боится свободных людей, а не голодных бунтов.
    Голодных можно купить, а свободного только убить!»
    Любомир Гузор

    ОтветитьУдалить